Федеральное государственное унитарное
предприятие Федеральной таможенной службы

+7 (495) 662-51-61
+7 (495) 662-51-55ф
+7 (495) 662-51-26
107258, г. Москва,
ул. Игральная, д. 1, а/я 7
06.04.2015

Интервью члена Коллегии (министра) Евразийской экономической комиссии Ара Нраняна журналу «Таможня»

- C первого января 2015 года установлена следующая пропорция распределения собранных таможенных пошлин внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС): РФ - 86,97 процента, Казахстан - 7,25 процента, Белоруссия - 4,65 процента, Армения - 1,13 процента. Присоединение Киргизии к ЕАЭС, очевидно, изменит эти пропорции. Это приведет к общему снижению долей «старых» участников ЕАЭС, но с другой стороны повлечет рост общего объема таможенных доходов в абсолютных числах. Есть ли уже предварительные подсчеты: какой процент в общих доходах ЕАЭС получит Киргизия и подсчитана ли уже возможная прибыль от членства Киргизии?

- На заседании Высшего экономического совета Евразийского экономического союза президенты стран уже заявили о достигнутой договоренности. Киргизия получит 1,9 процента доходов от общего объема таможенных доходов Союза.

Что касается возможной прибыли как Киргизии, так и тех стран, которые уже являются членами Союза, то насколько бы страны не считали важными бюджетные поступления от своего долевого участия в деятельности Союза, мы, как члены Союза и как Союз в целом, должны сконцентрироваться на процессах интеграции и тех преимуществах, которые дает нам ЕАЭС. Ведь экономический эффект и польза от тех мер, которые проводятся в рамках ЕАЭС, дают намного больший эффект, нежели просто стремление обеспечить себя определенными поступлениями за счет общесоюзного бюджета.

- Можно пояснить эту мысль на примере?

- Перед нами есть наглядный пример, когда рост внешнеэкономической деятельности трех стран - основателей Таможенного союза был намного больший, нежели у этих же стран до вступления в Союз. То есть эффект мультипликатора, эффект возможности обеспечения превосходящего экономического роста за счет процесса синергии должен иметь место в Союзе и в этом случае. Более того, нужно учесть, что сейчас регион в целом находится под давлением кризисных явлений, и речь не только о политической подоплеке кризиса, но и об экономической составляющей - начиная от цены на нефть и заканчивая всеобщей девальвацией национальных валют. Поэтому мы можем сказать, что процессы в Евразийском экономическом союзе, в том числе и с присоединением Киргизии, могут дать свой стимул для обеспечения стабильности в 2015 году. А он, как вы понимаете, не обещает быть очень легким.

Сколь бы ни были важны бюджетные поступления, будет неправильно делать ставку исключительно на это. Мы должны рассмотреть все те новые возможности, которые дает Союз в рамках реализации промышленной политики, в рамках стимулирования экспорта и внешнеэкономической деятельности в самом Союзе - взаимной торговле между партнерами-членами Союза. Кроме того, следует укреплять по возможности конкурентоспособность вне экономического союза.

- Вы спрогнозировали нелегкий 2015 год. Насколько реально в этих условиях говорить о росте внешнеторгового оборота для стран ЕАЭС?

- Сейчас пока рано говорить о прогнозах, о том, как мы завершим 2015 год. Но сам факт того, что бизнес-среда, например, в Армении, как нового члена ЕАЭС, уже очень заинтересована в новой ситуации, говорит сам за себя. Армянские предприниматели ищут новые бонусы и преимущества, которые дает Союз, для того чтобы воспользоваться новыми возможностями, наладить связи с новыми партнерами в других странах Союза.

Весь интерес и все исследования, которые проводятся на уровне бизнеса дают нам веру в то, что результат станет намного лучше, чем если бы эти страны не вступили в Союз. Достаточно вспомнить последнюю выставку «Продэкспо-2015» в Москве. От Армении никогда еще не участвовало такое количество компаний.

Армения начала поставлять на российский рынок такие товары, которые ранее не поставляла, например мясопродукты. Мы привыкли видеть на прилавках магазинов коньячную продукцию, в меньшей степени переработанную сельхозпродукцию. Но мы видим, что пищевая промышленность Армении имеет большой спрос на рынке и, самое главное, в странах ЕАЭС есть доверие не только к армянским продуктам, но и к продуктам других стран-членов Союза. Я надеюсь, что те компании, которые придут на этот большой рынок, будут со всей ответственностью относиться к задачам сделают все, чтобы престиж товаров Евразийского союза повышался.

- Армению в ЕЭК сегодня представляют трое членов Коллегии, за которыми пока не закреплены конкретные сферы ответственности. Не возникают ли в связи с этим трудности для работы «министров без портфелей». Или, наоборот, в этом есть какие-то «плюсы»?

- Чисто теоретически можно сказать, что члены Коллегии от Армении, не имея конкретных департаментов, более свободны в своей работе. Но, как вы верно подметили, это создает и определенные трудности.

Как у любого члена Коллегии и у нас есть обязанность работать по всему спектру деятельности Коллегии. И наличие департаментов несомненно позволило бы в определенных сферах реализовать проекты эффективнее и более активно участвовать в реализации той политики, которая проводится в Комиссии. Мы неформально разделили сферы ответственности и также заявили об этом своим коллегам. И несмотря на отсутствие департаментов члены Коллегии от Армении взяли на себя определенные функции и обязанности и готовы активно подключаться к работе всех департаментов и помочь своим коллегам от других стран-членов Союза в совместной реализации проектов.

Чем быстрее мы интегрируемся в общую структуру и политику Комиссии, тем будет лучше для всех. Вскоре к нам присоединятся также коллеги из Киргизии. Та же проблема возникнет и у них. Но мы надеемся, что к концу года ситуация с новыми структурными изменениями встанет на свои места.

- Какая из сфер деятельности ЕЭК для Армении является особо важной, приоритетной. Какие «наказы» дала в связи с этим Армения своим представителям в ЕЭК?

Армения заинтересована в развитии и реализации политики во всех сферах, которые относятся к компетенции Комиссии. Более того, еще до представления своих кандидатов в члены Комиссии было заявлено, что интересом Армении является само становление ЕАЭС. То есть, если говорить о том, какой наказ дала Армения своим членам Коллегии, то их можно озвучить так: способствовать и приложить все усилия для становления самого Союза. Армения считает, что членство в ЕАЭС является очень важным для нее и усиление, становление и дальнейшая реализация программ, которые стоят перед Союзом, являются также стратегической задачей Армении.

Чем сильнее будет Союз, тем сильнее будет Армения. Чем большими темпами будут развиваться экономики стран-членов Союза, тем сильнее будет Союз в целом.

Киргизии и Армении необходимо привести в соответствие свои правовые нормы с теми, что прежде уже были согласованы тремя странами-учредителями ЕАЭС - Россией, Белоруссией и Казахстаном. При этом существует и собственный опыт, например, Армении, который может оказаться для ЕАЭС полезным и передовым. В чем он состоит? Какова процедура и перспектива учета этого опыта внутри ЕАЭС?

В отличие от трех стран ЕАЭС структура экономической политики Армении несколько отличается. Армения проводила и проводит более либеральную экономическую политику. Она по многим параметрам ведения бизнеса имеет приоритет по сравнению с другими странами. С другой стороны, страны Союза, ведя промышленную политику накопили большой потенциал в этой сфере. Мы считаем, что не должны идти по пути отрицания одного из путей развития. Мы должны синтезировать все то лучшее, что собрано в наших странах и при принятии решений руководствоваться не тем, кому как выгодно и кто что хочет, а принимать решения исходя из того, что выгодно для Союза в целом.

Например, Армения несомненно может получить опыт по ведению промышленной политики, которую мы видим в трех других странах ЕАЭС. Речь идет как о привлечении инвесторов, так и о защите местных производителей. В этом плане действительно есть много чему учиться и применить у себя. С другой стороны, в Армении уже достаточно давно действует более упрощенное тарифное и нетарифное регулирование. У нас намного легче получить многие разрешения, у нас меньше бюрократии, меньше документов запрашивается для ведения бизнеса, принцип одного окна действует достаточно эффективно, а срок для получения необходимых документов не превышает пяти дней, а чаще на это и вовсетребуется день или два.

Мы будет настаивать, чтобы наши коллеги из других стран тоже пошли по этому пути. К счастью, такое понимание и такое желание мы замечаем. То есть всегда желателен выбор того варианта, который стимулирует предпринимательскую деятельность. Мы надеемся, что не окажемся в ситуации, когда либеральность нетарифного регулирования в Армении будет усложнена. Наоборот, Армения со своим опытом более комфортной среды для ведения бизнеса привнесет свой вклад в общую политику Союза. Такое понимание у наших коллег есть. Мы это обсуждали и, думаю, Армения получит возможность в этом участвовать.

- Вы сказали о понимании. Можно привести конкретный пример?

- Недавно было принято решение о внедрении системы маркировки некоторых товаров легкой промышленности. В связи с этим поступило предложение начать пилотный проект по маркировке меховых изделий. Но опыт использования маркировок уже есть как у Белоруссии, так и у Армении. Армения уже предложила изучить свою методику, которая практически не ляжет бременем ни на бизнес, ни на бюджет страны в отличие от того метода, который предлагается.

Нам важен как сам процесс маркировки, так и то, чтобы этот процесс не привел к росту цен и к росту бюджетных расходов.

- Оправдала ли себя система маркировки в Армении, достигнуты ли поставленные цели?

- Изначально недовольства были. Но сразу же, в первые две недели работы этой системы было выявлено, что по большому числу товаров, в особенности это касается напитков - воды и минеральной воды - количество выпускаемой продукции было существенно занижено производителем. И в этом один из плюсов маркировки, который сразу дал о себе знать.

То же самое относится и к переработке сельхоз продукции, производству полуфабрикатов. Сейчас маркировка в Армении перешла в стадию молочных продуктов, так что мы надеемся, что положительный опыт Армении будет полезен коллегам по ЕАЭС. (...)

- А по поводу единой валюты?

Что же касается этого вопроса, то здесь нужно набраться терпения. Нам предстоит пройти долгий путь. Естественно, первым шагом должна стать согласованная денежно-кредитная политика. И у нас есть график работы в этом направлении на ближайшие десять лет. До того мы должны решить множество важных вопросов. Единая валюта должна стать результатом интеграции, а не начальным пунктом этого многоуровневого и многостороннего процесса.

Моя личная позиция такова: это вопрос, который надо рассматривать без излишней эмоциональности. В том случае, когда единая валюта поможет экономике, то не надо бояться ее введения. Если же она не будет помогать, и даже будет мешать, то только ради разговоров о высоком уровне интеграции вводить единую валюту смысла нет.

Также важно, чтобы эта валюта имела полный механизм контроля и доверия со стороны всех членов ЕАЭС. Необходимо избежать ситуации, когда регулирование в этой сфере будет прерогативой одной или двух крупных стран. Если мы сможем обеспечить равное участие и равную ответственность всех государств за деятельность единой валюты, то мой ответ - почему бы и нет?

- То есть европейский опыт введения единой валюты будет положительным для ЕАЭС?

Опыт ЕС скорее позитивный, нежели негативный. А вот у нас был негативный опыт по нескольким денежным реформам, проведенным за последние 25 - 30 лет. И этот опыт показывает: когда регулятор или какая-нибудь из сторон, имеющая рычаги воздействия на валютный рынок, стремится использовать этот рынок для решения своих экономических проблем, от этого страдают все остальные и снижается уровень доверия к валюте. Мы изначально должны иметь в виду этот опыт и с самого начала внедрять механизмы, которые исключат повторение старых ошибок.

Санкции США и ЕС в отношении России стали катализатором для проекта перехода РФ на национальную платежную систему. При этом в Армении уже с 2000 года действует национальная платежная система ArCa (ArmenianCard). Возможен в связи с этим выход ArmenianCard на рынок ЕАЭС?

Армения - маленькая страна с открытой экономикой и с большим опытом проведения экономических реформ. Ей удалось реализовать очень много интересных проектов, которые по понятным причинам в большой стране связаны с большим количеством рисков и проблем. Поэтому в Армении накоплен большой опыт не только в части создания национальной платежной системы ArCa, собственных кредитных карт, но и в других сферах, в том числе, как я уже говорил ранее, по нетарифному регулированию.

У наших коллег в ЕЭК есть понимание, что подобный опыт должен быть изучен. Правительство Армении должно быть активно в этом вопросе, чтобы делиться как ошибками, так и достижениями со своими коллегами.