23.06.2017

Федеральное государственное унитарное
предприятие Федеральной таможенной службы

+7 (495) 662-51-61
+7 (495) 662-51-55ф
+7 (495) 662-51-26
107258, г. Москва,
ул. Игральная, д. 1, а/я 7

Новости таможни и ВЭД

Версия для печати
30.09.2016

Два ведомства имеют разные точки зрения на возобновление действия режима местного приграничного передвижения

В первых числах октября исполнится четыре месяца с тех пор, как был заморожен режим местного приграничного передвижения (МПП) между Калининградской областью и северными районами Польши. Поначалу казалось, что эти ограничения временные, что они ненадолго, но пролетали недели и о возобновлении безвизового режима начали забывать. И вот накануне с подачи польского МИДа заговорили о скором появлении «оптимистичных новостей» по поводу МПП. Правда, через день другое польское ведомство – МВД – выступило с противоположным комментарием: мол, о возобновлении режима, думать пока рано. Стало понятно, что полного согласия в польском правительстве нет. И 5 октября, когда в Ольштыне пройдет ежегодное заседание российско-польского Совета по сотрудничеству Калининградской области с регионами Республики Польша и на котором тема МПП будет обсуждаться в первую очередь, можно ожидать любого решения.

«Дурное» наследие

Режим МПП позволяет без виз, по специальным карточкам, которые выдавались (и до сих пор выдаются) на пять лет, пересекать границу в двух направлениях. То есть полякам можно посещать Калининградскую область, а россиянам – значительную часть Варминьско-Мазурского и Поморского воеводств Польши.

Режим приостановили по инициативе Польши. Россия по традиции ответила зеркально: приостановила действие режима со своей стороны. Поначалу говорилось, что «заморозка» связана с саммитом НАТО, который прошел в Варшаве в начале июля и на котором страны Альянса приняли решение о размещении дополнительных воинских контингентов у границ России. Мероприятие было действительно важное: поляки заморозили аналогичный калининградскому безвизовый режим с Западной Украиной, а также усилили контроль на внутренних границах Евросоюза (впоследствии, то есть через месяц эти ограничения были отменены). Потом в качестве причины назывался визит в Польшу Папы Римского и Всемирных дней молодежи, которые состоялись в конце июля. Однако мероприятия прошли, а местное приграничное передвижение с Калининградом так и не вернули. В августе МВД Польши заявило о том, что «заморозка» режима связана с требованиями безопасности, которые якобы не соблюдает Россия. Причем без каких-либо пояснений, что дает благодатную почву для фантазий.

- Внятного объяснения причины отмены МПП не существует не только у польских властей, но и у экспертов, - говорит калининградский политолог, специалист по Восточной Европе и странам Прибалтике Александр Носович. - Относительно убедительная по сравнению с другими версия заключается в том, что «заморозка» режима МПП - это следствие выяснения отношений между правящей партией «Право и справедливость», которая пришла к власти в 2015 году, со своими предшественниками из «Гражданской платформы».

По словам Носовича, введение режима местного приграничного передвижения стало возможно благодаря политической воле правительства Дональда Туска, лидера либеральной «Гражданской платформы». Последние годы эта партия неизменно называла МПП в числе достижений своего правления, заявляя польскому обществу, что правительство Туска создало эффективный инструмент развития депрессивных восточных регионов Польши.

- С другой стороны, консерваторы из «Права и справедливости» после прихода к власти стремятся доказать, что правление предшественников вовсе не было успешным и вся политика правительства «Гражданской платформы» оказалась провальной, - продолжает Носович. -  Следовательно, надо доказать, что в том числе оказалось провальным МПП с Калининградской областью. Поэтому режим МПП «заморозили», со стороны официальных лиц последовали невнятные заявления об угрозе безопасности Польши, которую якобы несет МПП, а в близкой к партии Качиньского прессе стали появляться публикации о том, что МПП, дескать, способствовал росту приграничной преступности, контрабанды, побуждал поляков ездить в Калининград за дешевым бензином вместо того, чтобы честно трудиться и т.п.

Впрочем, одними лишь межпартийными разногласиями в Польше остановку МПП объяснить не удастся. «Право и справедливость» с легкостью возобновила безвизовый режим с Украиной (после того, как Папа Римский покинул Польшу) и продолжило начатые еще «Гражданской платформой» переговоры об аналогичном режиме с Белоруссией.

На границе много недовольных

К решению заморозить режим МПП в Калининградской области отнеслись куда более спокойно, чем в польских воеводствах, где вдоль границы за последние годы была создана обширная торговая инфраструктура, предназначенная для покупателей из России. После обвала рубля число таких покупателей заметно снизилось (многие товары в Польше стало попросту невыгодно покупать), а приостановка МПП еще больше ударила по малому польскому бизнесу.

Нужно понимать, что Варминьско-Мазурское воеводство – далеко не самый богатый регион Польши. Обладая прекрасной природой, обилием культурно-исторических достопримечательностей и, как следствие, высоким туристическим потенциалом, воеводство практически не имеет промышленности. Регион считается депрессивным, безработица находится на уровне 25 процентов, что для Польши – весьма высокий показатель. Именно поэтому торговля с Калининградом представляла собой важную часть дохода как жителей Вармии и Мазур, так и для воеводства в целом.

Как не трудно было догадаться, после заморозки МПП правительство в Варшаве получило добрую порцию критики как от властей как в Варминьско-Мазурском воеводстве, так и в соседнем Поморском воеводстве, которое также частично входит в зону МПП и в определенной степени зависит от калининградского туриста и покупателя.

- За этим термином «безопасность» можно спрятать что угодно, - говорит в интервью калининградскому порталу «Клопс.Ru» Петр Гжимович, мэр ольштына, столицы Варминьско-Мазурского воеводства. - Не знаем, каким образом россияне из Калининграда могли бы угрожать безопасности Польши. Однако уверен, что отсутствие калининградцев повлияет на уровень жизни в воеводстве. Местное приграничное передвижение с Россией было для нашего воеводства важным элементом экономики. В течение последних четырех лет россияне из Калининградской области посещали наш регион, а покупая у нас товары и пользуясь разными услугами, оставляли немалые деньги.

В августе в приграничных городах – Бартошице, Бранево, Эльблонге и других – местные жители начали собирать подписи за возобновление МПП. По данным на середину сентября было собрано более 1,5 тысячи подписей. Однако власти в Варшаве непреклонны: МПП возвращать несвоевременно. Особенно непреклонным было министерство внутренних дел. В ведомстве завили, что за месяцы, пока не работает режим МПП, в приграничных районах снизился уровень преступности, а, кроме того, Россия от этой отмены потеряла больше, чем Польша. Так, по данным замглавы МВД Польши Себастьяна Хвалека, которые приводит РБК, расходы россиян в Польше, которые приехали в рамках МПП в 2015 году, составили 286 млн злотых, а поляков в Калининградской области - 400 миллионов. В первом квартале текущего года расходы россиян в Польше составили 48 млн злотых, а поляков в Калининградской области 82 млн. злотых.

«Луч света»

«Луч света в темном царстве» появился после выступления польского МИДа. Замглавы ведомства Марек Жёлковский заявил, что есть причины надеяться на скорое возобновление МПП. В МВД коллег по правительству одернули, но осадочек, как говорится, остался. Политологи заговорили о том, что в польском руководстве идет ни что иное как «война башен»: то есть два ведомства тянут одеяло на себя. Однако в любом случае появились сигналы о том, что ситуация может измениться к лучшему, то есть режим МПП могут вернуть в какой-то обозримой перспективе. По словам Александра Носовича, кроме оптимистичного заявления польского внешнеполитического ведомства таким сигналом является международная конференция, посвященная роли России в европейской политике. Она прошла в сентябре в польской столице и была организована посольством России в Польше и Варшавским университетом.

- Подобных конференций не проводилось уже несколько лет, с тех пор как начался кризис на Украине, - говорит Носович. – Значит, нам по-прежнему есть о чем говорить, и мы, несмотря на серьезные разногласия между странами, несмотря на «проклятые вопросы» в двусторонних отношениях, такие как оценка итогов Второй мировой войны или катастрофа самолета под Смоленском, в которой погиб президент Польши Лех Качиньский, пытаемся выстраивать конструктивные отношения.

По мнению политолога, определенных решений судьбы МПП можно ожидать очень скоро – 5 октября в Ольштыне пройдет заседание российско-польского Совета по сотрудничеству Калининградской области с регионами Республики Польша, на котором тема возобновления безвизового режима наверняка будет одной из главных.

- В этой истории со стороны Польши явно присутствует элемент дипломатического торга с Россией, - отмечает Александр Носович. - Это видно хотя бы потому, что польское правительство не сжигает за собой мостов и не заявляет об окончательном отказе от безвизового режима в приграничье с Россией. Речь по-прежнему идет лишь о приостановке, заморозке, прояснении отдельных моментов и тому подобном. Чего именно хочет польская сторона и чего она ждет от России за восстановление МПП, я думаю, представителям России сообщат 5 октября в Ольштыне.

Что касается позиции российской стороны, то она по этому вопросу неизменна в течение последних месяцев: если Польша разморозит МПП, аналогично поступит и Россия.

- Сейчас мяч на польской стороне, - заявил в Калининграде директор департамента общеевропейского сотрудничества российского МИДа Андрей Келин. - Мы свою позицию четко высказали. Несколько лет назад польские коллеги-дипломаты очень радовались, когда они предприняли этот беспрецедентный шаг, который либерализовал перемещение трансграничное – в межрегиональное. Они считали, что это крупная мера доверия очень полезна для развития с обеих сторон. Нас удивляет прекращение действия соглашения под предлогом отсутствия условий безопасности, которое было введено во время Варшавского саммита НАТО, потому что реально никаких предпосылок для этого нет: ни политических, ни экономических, ни с точки зрения безопасности. Шаги предпринимаются, мы работаем в этом направлении, но пока, к сожалению, видно, что решение, принятое в польской столице, политизированное.

ИА "ПРОВЭД"