27.06.2017

Федеральное государственное унитарное
предприятие Федеральной таможенной службы

+7 (495) 662-51-61
+7 (495) 662-51-55ф
+7 (495) 662-51-26
107258, г. Москва,
ул. Игральная, д. 1, а/я 7

Новости таможни и ВЭД

Версия для печати
03.11.2016

Что изменится в работе российской таможни

У Федеральной таможенной службы (ФТС) новый руководитель. В интервью «Российской газете» он рассказал, что изменится в работе ведомства и как это отразится на людях.      

Владимир Иванович, на новом рабочем месте вы почти уже сто дней. Какие приоритеты определили?     

Владимир Булавин: Задача номер один - экономическая безопасность и экономическая устойчивость, они связаны с повышением собираемости платежей в федеральный бюджет.     

Вторая по важности задача - улучшение делового инвестиционного климата, создание комфортных условий для бизнеса. Кадровое укрепление, противодействие коррупции. Кроме того, дальнейшее развитие таможни напрямую связано с развитием телекоммуникационных и информационных систем. Уже сделано немало: российская таможня стала «электронной» и будет дальше развиваться в этом направлении.     

Будет ли в ФТС продолжена политика упрощения процедур для добросовестных участников?     

Владимир Булавин: Будет. Уже сейчас выделен «белый сектор» - с минимальными рисками. Участники внешнеэкономической деятельности, которые в него входят, подают 44 процента деклараций и перечисляют 58% платежей в бюджет. Хотелось бы, чтобы этот сектор расширялся. Но, согласитесь, это зависит не только от таможенных органов, но и от бизнеса.     

А остальной сектор, получается, «серый»?     

Владимир Булавин: Я бы не называл его серым. Поясню. Есть автоматизированная система.     

Она сама по ряду объективных критериев, а их несколько десятков, отбирает участников «белого сектора» вне зависимости от чьего-либо субъективного мнения. В ближайшее время мы продолжим градацию участников внешней экономической деятельности. Хотим выделить три категории - с малой степенью риска, средней и высокой. Тогда для каждой категории можно будет дифференцировать меры контроля.     

Трюки, которыми пользуются контрабандисты, известны - лжетранзит, хитрые схемы, подмена документов...     

Владимир Булавин: Важный рычаг, который у нас есть, - система управления рисками. Мы корректируем порядка 8% импортных деклараций по фактам занижения таможенной стоимости. Это очень много, 128 тыс. деклараций.     

Должен сказать, правоохранительный блок активно работает по пресечению незаконных схем. В этом году, по оперативной информации, ФТС возбудила свыше 1,9 тыс. уголовных дел. Более 90% преступлений выявляется при оперативно-разыскной деятельности. Противодействие внешнеэкономической и трансграничной преступности  идет в тесном взаимодействии с ФСБ, МВД, Генпрокуратурой, Центробанком, зарубежными таможнями.     

В поисках двух триллионов     

Год назад в Госдуме озвучили потери бюджета из-за неучтенного импорта на два триллиона рублей.     

Владимир Булавин: По заключению компетентных органов, те расчеты по «серому» импорту не в полной мере соответствуют действительности, выводы на их основе не совсем корректны.     

Рядом с зарубежными странами, в частности с Китаем, у России несколько лет назад действительно были существенные расхождения в статистике, но это объясняется разными методиками. Сейчас расхождения уменьшены, составляют плюс-минус 5%. По расчетам Банка России, расхождения по экспорту не превышают 5%, по импорту - 6. Это близко к данным таможенной статистики. Когда двумя методами получается один результат, вряд ли это совпадение.     

Таможня плюс налоговая

Скоро год как ФТС и ФНС взаимодействуют под эгидой минфина. Какие плюсы?     

Владимир Булавин: Растет эффективность работы. По большому счету, взят курс на создание единых механизмов прослеживаемости, прозрачности товарных потоков с момента их ввоза на таможенную территорию ЕАЭС и до момента продажи потребителю. Задача непростая, но достижимая к 2018 году.     

Почему непростая?     

Владимир Булавин: Нужно связать воедино данные информационных систем разных служб. Только у нас таких систем около 80. Взаимодействие с налоговиками по увеличению собираемости налоговых и таможенных платежей выстраивается конструктивно. План включает и работу аналитиков, и совместные проверки после выпуска товаров. В этом году за 9 месяцев провели 514 таких проверок. Из них 213 скоординированных контрольных. Увеличились значительно поступления в бюджет.      

Сколько в стране сейчас таможенников? Оптимален ли штат?     

Владимир Булавин: Сейчас штатная численность таможен - 58 тыс. человек всех сотрудников.     

У нас есть кадровый резерв, мы планируем рост сотрудников, и это для них важный стимул. Ротация руководящего состава - плановая. В этом году 400 руководителей переназначены на другие должности. У таможни есть своя «контрразведка», которая занимается противодействием коррупции с упором на профилактику.     

Бизнес: путь навстречу     

Когда планируете встретиться с бизнесом?     

Владимир Булавин: Диалог уже налажен. Созданы специальные площадки для обмена мнениями. Есть Экспертно-консультативный совет по таможенной политике при ФТС России, который я недавно возглавил. Месяц назад мы встречались с членами совета. В него входят представители российского бизнеса, участники внешнеэкономической деятельности, руководители ФТС. Мы успешно обсудили ряд актуальных вопросов. На прошедшем недавно съезде «Деловой России» подписали соглашение о поддержке несырьевых компаний-экспортеров, то есть сделали еще один шаг навстречу бизнесу.     

Есть также Общественный совет при ФТС России. Его возглавляет один из бывших руководителей таможенной службы Лозбенко Леонид Аркадьевич. Он хорошо знает и таможню, и бизнес. Я надеюсь на дальнейший конструктивный диалог.     

О чем говорили с предпринимателями? Какие темы поднимали?     

Владимир Булавин: Говорили о многом, в том числе, что таможенная сфера - это дорога с двухсторонним движением, путь навстречу друг другу. Таможня стремится к тому, чтобы обеспечить максимальные комфортные условия для бизнеса. Для этого внедряет новые технологии, сокращает время оформления, оптимизирует расходы. А бизнес должен демонстрировать дисциплину в таможенных вопросах. Это важная государственная сфера, где правила определяются правительством, а таможня контролирует, как бизнес их соблюдает.     

А с иностранным бизнесом планируете отдельные встречи?     

Владимир Булавин: Я готов лично встречаться по мере необходимости.     

С представителями зарубежных инвесторов и компаний, которые работают в России, диалог также налажен. О деловом климате мы знаем не по рейтингам, а от представителей крупных корпораций. На недавнем заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям под председательством премьера правительства мы с иностранными предпринимателями обсудили разные вопросы, в том числе упрощение идентификации зарубежных товаров в продуктах переработки. Многие наши предложения поддержаны.     

Кстати     

В этом году откроют «зеленый коридор» с Израилем      

Импорт товаров в Россию через страны - партнеры Евразийского союза растет. Бизнес, правда, предпочитает ввозить товары через Казахстан и Беларусь, так как российская таможня более тщательно контролирует и корректирует стоимость товаров в сторону увеличения для собираемости платежей? Это так?     

Владимир Булавин: Что касается контроля таможенной стоимости, то различия между государствами - членами Евразийского экономического союза отсутствуют. Принципы контроля едины. Мы с нашими коллегами и партнерами пользуемся одним документом - Таможенным кодексом. Надеемся, что в этом году у нас появится новый Таможенный кодекс ЕАЭС, над которым мы долго работали. В нем одинаковые подходы к определению таможенной стоимости.     

А дополнительный фактор, влияющий на рост импорта через страны ЕАЭС, - наша политика в отношениисанкционных товаров из стран ЕС и Украины. Их потоки идут не только через Казахстан и Беларусь, но и через Армению, Азербайджан. Мы вынуждены держать на наших административных границах специальные мобильные группы, которые отлавливают запрещенные товары.     

У Федеральной таможенной службы открыты представительства в зарубежных странах, даже в Латинской Америке. Для чего они нужны? Откроются ли новые?     

Владимир Булавин: У России таможенные представительства и представители работают в 20 странах на трех континентах. Открытие новых не предполагается, а прежние останутся. Они играют важную роль в зарубежных связях по таможенной линии и много работают с предпринимателями.     

Российская таможня поддерживает международные связи с 67 странами, в том числе в формате межправительственных соглашений. Есть и формат СНГ, ЕАЭС, БРИКС.     

Во время саммита глав государств в Индии Россия подписала соглашение о создании Таможенного комитета стран БРИКС. Сейчас предполагается разработка плана по обмену информацией по перемещаемым товарам и транспортным средствам, по взаимному признанию результатов таможенного контроля, единым условиям создания «зеленых коридоров», обмену статистическими данными.     

У нас пока со странами БРИКС нет «зеленых коридоров»?     

Владимир Булавин: Пока нет. Но из стран БРИКС мы хорошо в этом направлении продвинулись с нашими индийскими партнерами, с таможенниками из Китая. Реально запустить «коридоры» в 2017-2018 годах.     

До конца этого года, я надеюсь, будет достигнута договоренность о «зеленом коридоре» с Израилем.