Федеральное государственное унитарное
предприятие Федеральной таможенной службы

+7 (495) 662-51-61
+7 (495) 662-51-55ф
+7 (495) 662-51-26
107258, г. Москва,
ул. Игральная, д. 1, а/я 7

Это интересно

Версия для печати
09.10.2014

На прошлой неделе УФСБ провело следственные действия в областном министерстве поддержки и развития малого предпринимательства. Денис Лабуза, возглавляющий министерство, сообщил, что проверка связана с банкротством туроператоров и к деятельности министерства, а также к нему лично отношения не имеет.

Любопытно, что ажиотажный спрос на эту информацию и последовавший за ним шквал сообщений в СМИ обществом был воспринят как поток эпитафий безвременно почившему. Несмотря на заявления самого Лабузы, опровергшего информацию об обысках у него дома и возбуждении против него уголовного дела, и комментарии пресс-службы УФСБ, подтвердившей его слова, нижегородский истеблишмент продолжал сочувственно цокать языком. Свидетельством тому являются многочисленные посты в социальных сетях, проникнутые духом провидчества и понимания: «Шанцеву помогают реформировать правительство», «Вот и за Денисом пришли», «Лабузу приземляют» и т. д. 

Денису Ивановичу не позавидуешь. Лучше бы он поссорился со всеми на свете Иванами Никифоровичами, объявил себя носителем лихорадки Эбола и совершил каминг-аут прямо на заседании Нижегородского правительства. Обсуждалось бы это значительно меньше и уж точно без темы реквиема, доминирующей в многоголосье социальных сетей. Откуда в нашем обществе такая уверенность в роковой предопределенности судьбы человека, которого лишь слегка коснулась тень трех магических букв? 

Ключ к ответу на этот вопрос содержится в рассказе Владимира Путина, прозвучавшем на инвестфоруме «Россия зовет!». Сосредоточенно следящая за мимикой публика услышала дидактическую быль, в которой госсекретарь США Генри Киссинджер однажды сообщил полковнику Путину о том, что «все приличные люди начинали в разведке». Газета «Ведомости», немедленно подхватив прозвучавшую идею, представила блестящую картину российского ареопага. Среди приличных людей были названы многие: от Сергея Иванова и Дмитрия Козака до Андрея Бельянинова и неприлично отшучивающегося от таких вопросов Владимира Якунина. Мы понимаем, что представленный список далеко не полон. Мы понимаем также, что ни «Ведомости», ни иное российское СМИ никогда б не дерзнули представить полный список. И не потому, что такие проекты под силу только Forbes, а потому, что в стране победившего приличия это просто неприлично.

Впрочем, смутные представления о том, как выглядит реальная картина российского политического (и не только) менеджмента, в нашем подсознании сложилась. Давно. Еще в двадцатых-тридцатых годах прошлого столетия. За прошедшие неполные сто лет эта эпическая панорама многократно менялась, исчезали одни краски и добавлялись другие, экспрессивные мазки сменялись пастельными тонами и наоборот, но основополагающая композиция при этом оставалась неизменной. Человек, не служивший в разведке или хотя бы в ВОХРе, приличным быть не может, даже если его зовут Дмитрий Лихачев. 

Постепенно люди аббревиатуры стали возвышаться над обществом как истинные носители нравственно-этического комплекса, обладающие при этом могуществом титанов. Став символом современной отечественной инквизиции, они модернизировали структуру нашего сознания настолько, что отношение к себе превратили почти в религиозное чувство. Общество, разделенное на приличных и неприличных людей, не только наша визитная карточка, но, кажется, и наша национальная идея. 

ИИ «Биржа»